Большая Россия

Метки

1874 г Астраханская область Астрахань Башкортостан Белгородская область сегодня Волгоградская область Выставки музеи в Москве Достопримечательности Пермского края Калач Калач-на-Дону Карелия РФ Клин сегодня Краеведение Саратовской области Культура Брянской области Культура республики Татарстан Маршруты Ростовской области Монастыри Владимирской области Нижнекамск РФ Владимирская область РФ Воронежская область Регион Башкортостан Россия Татарстан регион Тинакская Мацеста Тульская область водохранилище впечатления о поездках где в Курской области где гулять в Москве город города России интересное в России информация о реках источники культура Удмуртии курорт Тинаки мусульманство населённые пункты Московской области о городах озеро Тинаки природные ресурсы Тверской области р. Белая родник село христианство

Опрос

Сколько фото вы хотите видеть среди случайных изображений?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Станица Пугачёвская

Раньше станица Пугачёвская  называлась Зимовейская, Зимовейко, Потёмкинская. Это бывшая казацкая станица Войска Донского. Станица находится за устьем реки Есауловский Аксай. Сейчас это место превращено в залив и является убежищем для судов. Находится станица Пугачёвская в составе Волгоградской области Котельниковского района.  Станица на сегодняшний день — административный центр муниципального образования Сельское поселение Пугачёвское.

Станица Пугачёвская — родина Степана Разина  и Емельяна Пугачёва. Первое упоминание об этом месте относится к 1672 г. В списке донских казачьих городков числится казачий городок Зимовейко. Располагался он на правом берегу среднего течения Дона в Зимовной луке.

В 1775 г. по указу Екатерины II, станицу снесли. И сделали это за то, что «она породила Пугачёва». Станица Зимовейко была снесена после казни Е.И. Пугачёва 10 (21) января 1775 г. Дом его сожгли. Позже она вновь выросла рядом со старым пепелищем, но уже на 2 км. южнее. С этих пор она стала называться Потёмкинская. Своё современное название станица обрела уже в годы Советской власти.  Второй раз она сменила своё местоположение в связи с затоплением Цимлянского водохранилища. Случилось это в 1951 г. Станица Пугачёвская расположилась на левом берегу водохранилища.

Известные люди, чьи имена связаны со станицей: Степан Тимофеевич Разин (примерно1630 — 1671 г.г жизни ) — предводитель восстания 1670 — 1671 г.г. , Емельян Иванович Пугачёв (примерно 1742 — 1775 гг. жизни)

 

Полезная информация:

Почтовый код: 404378

Телефон администрации: (844 76) 7 — 34 — 46

рассказать друзьям и получить подарок

Если хочешь получать статьи прямо на свой компьютер при их выходе, подпишись! Просто оставь свой email:

4 комментария: Станица Пугачёвская

  • Галкин Юрий Анатольевич:

    Степан Разин 1670г.
    Ковыль у подножья кургана,
    Полуденный зной, благодать,
    Река и штандарт атамана,
    В тени полусонная рать.

    На отмели плещутся струги,
    Галеры, ладьи и челны,
    На верфи работные люди,
    Грабители царской казны.

    В далёком персидском походе,
    Разрушенный город Дербент,
    Где шаха в унынье приводят,
    Цветные лампасы из лент.

    На Каспии татям раздолье,
    В бою «зипуна» добывать,
    Ясырь Кызылбашский с подворья,
    На ярмарку в Астрахань слать.

    Взбунтован ворами Царицын,
    Бушует набатный майдан,
    Нарушив присягу столице,
    Под Разина руку отдан.

    Висят на столбах воеводы,
    Закончился пьяный шабаш,
    Обозы, стрельцы, и подводы,
    С оказией вышли на марш.

    Охвачено смутой Поволжье,
    От устья к истоку реки,
    Старшин анафемой безбожья,
    От церкви попы отрекли.

    Пошарпанны все караваны,
    По Каме, и в пойме Оки,
    Турецкое войско султана,
    Казаки в степи посекли.

    Страшна,- в то же время прекрасна,
    Крамолой бунтарская Русь,
    Их жизнь утекла не напрасно,
    Я Разиным просто горжусь.

    Емельян Пугачёв 1773г.

    Февраль на дворе, в снежной буре столица,
    Сверкает жемчужиной «Зимний дворец»,
    В приёмной на троне блистает царица,
    От южных окраин к ней важный гонец.

    Со свитой на миг беглым встретилась взглядом,
    Тревогу в лице Панин отобразил,
    «Где худо стряслось»? «Не жеманничать (к ляду)»!
    И этот вопрос к полу всех пригвоздил:

    «Не гневайся «Матушка», христопродавец,
    Себя именует покойным Петром,
    Опять Зимовейский донской самозванец,
    Явил в окаянстве свой лик бунтарём».

    «Заели совсем воровские казаки,
    Смутили мошенники чернь к грабежу,
    «Дворянских детей» бьют нещадно собаки,
    Иль с камнем тяжёлым пускают ко дну».

    «А в этом году в окурат на крещенье,
    Прибился «к их стойлу» расстриженный поп,
    За здравье царя, — «молвить мне с позволенья»,
    Служил литургию безбожный холоп».

    Гонец в полуслове оборван царицей,
    Вокруг напряжение вдруг возросло,
    В палатах дворца ходит цареубийца,
    И хрупкого счастья разбито стекло.

    Вся мерзость из памяти лезет наружу,
    Щекочет испарина гневом чело,
    Бессильная ненависть к ложному мужу,
    И спазмами мщения горло свело.

    В осаде стоят Оренбургские стены,
    За жерлами пушек замёрзшая степь,
    Пустые глазницы повешенных пленных,
    Ещё много дней будут в петлях скрипеть.

    Промчатся вдали с диким визгом калмыки,
    Сугроб расшибёт вольный конь казака,
    Закрыв от пурги свои серые лики,
    Солдаты за бунтом глядят свысока.

    «Со свитой в санях прокатил император»,
    На тройке гнедых подбоченясь сидит.
    И звон бубенцов, за особою знатной,
    Голодному городу эхо вторит.

    Гром пушек от стен бунтарей отгоняет,
    Пугнуть — бы, да порох нужней до поры,
    И гордо бунчук над собой поднимает,
    Лихой самозванец поверх головы.

    И будет в том бунте подъём и паденье,
    И будет царица на троне робеть,
    Где эта граница предела терпенья,
    Которую можно однажды стереть?

    Повытянут клещи и жилы, и вены,
    Публично раскается сломленный вор,
    В разбойном приказе расспросят измены,
    И буйную голову срубит топор.

    Но помнит — ли кто в смертный час Пугачёва,
    Вещающий с плахи в зевающий сброд:
    « Меня изведут, вы дождётесь другого,
    А ныне прощай православный народ»…..

  • К 100летию Первой Мировой войны.
    Забытые страницы истории.
    Автор Галкин Юрий Анатольевич.

    36.Козьма Фирсович Крючков 1914г.
    Подлинная история «Первой Мировой войны».

    Казачий разъезд боевого дозора, —
    Полк: « третий Донской» имени Ермака,
    Крючков командир, — «нижний чин приказного», —
    «В товарищах три рядовых казака».

    Как вдруг за горой показались уланы,
    «Отборный отряд сабель до тридцати»,
    «За шашки и в бой» — совершенно нежданно,
    На каждого семь, и нельзя отойти….

    «Коронный удар», — конь в аллюре Крючкова,
    Враги атакуют, смерть с разных сторон,
    Одиннадцать ран на спине воронова,
    Но всадником он «как юла заведён»,

    Донская трава Усть-Хопёрской станицы,
    Растила в степи этих чудных коней,
    На сочных лугах с молоком кобылицы, —
    Они многократно германских резвей.

    Чужой офицер видит «дивное — диво»,
    Казак на скаку «поднырнул» под коня,
    «На выход в седло», — «слёту выпад красивый»,
    Кольнул под ребро, острой шашкой звеня…

    Крутилась в руке сталь, как спица на Солнце,
    Легко рассекая врагов пополам,
    Вода родника замутнела в колодце,
    Земля багровела от крови улан.

    «Гнедой встал свечой», взмах и тяжесть удара,
    Клинок промелькнул, — с плеч летит голова, —
    Казацкая сталь пополам *распластала,
    Ещё одного, аккурат до седла!

    Разъезд утомился, слюной брызжут кони,
    Растянуты мышцы и раны болят,
    Воинственный клич завершается в стоне, —
    Не выжил никто из немецких солдат.

    В бою «кавалер», в обращенье «рубаха»,
    Защитник Отечества, — воин святой,
    Крючков, Иванков, Щегольков и Астахов, —
    Забытая Слава *«Войны Мировой»!

    *Распластать – разрезать пластами.
    *Первая Мировая война.

    37. «Атака мертвецов». 6 августа 1915г.

    Братья и сестры этот массовый подвиг не превзойдён во всём мире ни одним народом! Защитникам «Осовца» посвящаю:
    «РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ»: эта фраза родилась у немцев в связи с этим событием.
    И стала в России поговоркой.

    Пехотная рота под цифрой тринадцать,
    В составе Землянского бьётся полка,
    Зелёным туманом, без всех иллюстраций,
    По ветру тянулась к ним хлора река.

    Смерть грызла окопы, траву и руины,
    Деревья желтеют и листья дрожат,
    Трагичен и чужд лик ужасной кончины,
    Где выплюнул лёгкие русский солдат.

    И камень — гранит изменился от брома,
    Чтоб Свечников сдал, наконец, Осовец,
    Здесь меркнет трагедия, даже Содома,
    Здесь белому свету локальный конец.

    Туман, наползая пугал биомассой,
    Над трупами ворон кругами парит,
    На лицах застыло страданье гримаcой,
    Внутри организма всё дико болит.

    Кто еле живой, кто сейчас умирает,
    Кто брызгает кровью своей изо рта,
    Ландвера семь тысяч на них наступает,
    Считая, что крепость сегодня взята.

    Но в этом аду кое — кто шевельнулся,
    И веки тяжелые смог приподнять,
    От смерти кто смог на мгновенье очнулся,
    Чтоб Родину снова в бою защищать.

    Ударив в штыки из отравы тумана,
    В строю умирая, став больше бойца,
    Панический ужас, вселив басурманам,
    На смерть обречённые шли до конца.

    И струсили немцы, не зная что это,
    Бежали без боя, друг друга топча,
    И бьёт батарея им вслед «с того света»,
    И бьёт полурота, им в спины с плеча.

    Так рота погибла бойцов безымянных,
    Великой России, Великих сынов,
    *«А помнит их подвиг как это не странно,
    Лишь дети и внуки тех самых врагов».

    *В момент написания этого стихотворения.
    Информация об этом подвиге почти отсутствовала.

    38.Бессменный часовой 1916г.

    Подводы ломились от разной поклажи,
    Бои за казармы означили фронт,
    Посыльный доставил пакет очень важный,
    В складах интенданту засыпать проход.

    В складских лабиринтах был пост часового,
    Спешит разводящий закончить обход,
    Но так не успел,- после часа ночного,
    Сапер по приказу здесь всё подорвёт.

    Маячит за Бугом морская пехота,
    И миг роковой тишину разорвал,
    Никто не заметил, что нету кого-то,
    И рухнул над складом огромный завал.

    Война завершалась под гул революций,
    И кайзер Вильгельм нашу землю топтал,
    Под митинги левых, в огне контрибуций,
    С Германией мир Брест – Литовский настал.

    Треть русских людей стала жить за границей,
    Легендой и слухом Париж обрастал,
    И там «на полях» без особых амбиций,
    Наш штабс-капитан про склады рассказал.

    Тепло разливалось от старой казармы,
    Тогда капитан был по званью корнет,
    И были другие бои и плацдармы,
    И были те девять потерянных лет.

    Здесь не было страха, всё было на совесть,
    Поляки разрыли бетонный завал,
    И внутрь зашли, даже не беспокоясь,
    Им «стой, кто идёт» гулкий свод приказал.

    Во тьме непроглядной всё видится жутко,
    От страха поляки сбежать не смогли,
    Страх вылез наружу из чрева желудка,
    Открыв преисподнюю с центром Земли.

    Но щелкнул впотьмах кто – то ручкой затвора,
    И следом послышался сдавленный вздох,
    Нет, это не чёрт, — «полно этого вздора»,
    Живой человек – в этом главный подвох.

    Здесь штабс-капитан опознал часового,
    Который в тот вечер стоял на часах,
    Устав запрещает сказать даже слово,
    Его и забыли тогда впопыхах.

    Он нёс свою вахту безропотно стойко,
    Не в чем, не пеняя на злую судьбу,
    И кажется это особенно горько,
    Что даже медаль не досталась ему.

    Как много в России забытых героев,
    Доверчивых, честных, Великих сынов,
    Какие дороже сокровищниц стоят,
    В чертогах несметных небесных богов.

    39.Брусиловский прорыв 1916г.

    Штыки в перевес, лязг стального металла,
    Из грязи окопной по фронту «ура»,
    Свинцовым дождём у виска засвистало,
    И цепи за цепью мелькнули с утра.

    Как с неба обрушились тонны снарядов,
    От пушек Вильгельма запахло огнём,
    Рвя землю на части без всякой пощады,
    Мы их оборону по фронту прорвём:

    Под Луцком наш верх, взбудоражены нервы,
    Спасённые Богом идут напролом,
    Австрийцев и венгров в плен сдавшихся, первых,
    В траншеях окопов штыками добьём.

    По линии фронта шёл бой рукопашный,
    Позицию взяли, и снова вперёд,
    Страшись *Фердинанд, «суд подходит твой страшный»,
    Россию на подвиг Брусилов ведёт!

    Разрывы идут вдоль елового леса,
    С корнями корчует деревья заряд,
    Открыта вся суть, и цена «перевеса»,
    Где даже земля превращается в ад.

    Бегут, паникуя разбитые немцы,
    «Во всей атмосфере насыщенный страх»,
    «Проснулось ОНО: леденящее сердце»,
    «Что жутким кошмаром являлось во снах».

    На передовой в бой вступили казаки,
    Пробит *«эшелон» сразу в три полосы,
    Отважный «народ», и лихие рубаки,
    Удача склоняет к нам, — «чашу — весы».

    Вперёд и вперёд! Оголяются фланги,
    По нам *сверхснарядами «бьёт Фердинанд»,
    Дымит броневик, танк застыл на стоянке,
    Духовный подъём у российских солдат!

    Разбиты склады, взяты штурмом окопы,
    Стальная колючка, — блиндаж разнесён,
    «Локальный конец наступил для Европы», —
    Войскам и Каледину низкий поклон!

    *Фердинанд – 1
    *Эшелон — оперативное построение войск.
    * Тяжёлые305мм Гаубицы.

    • Ольга:

      Спасибо за такой замечательный… комментарий.Даже не правильно это как-то комментарием считать. Это что-то большее. Подумаю ,может быть со временем вынесу вашу поэму в отдельный пост.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подпишись!

Архивы

Свежие комментарии